[personal profile] shaseki
Всего в «Собрании песка и камней» 134 рассказа разной длины: от нескольких строк до нескольких страниц. Они подобраны по темам и сведены в десять свитков (пятый и десятый свитки — каждый в двух частях).

Разворот старого издания

Обычно под поучительными рассказами сэцува понимают буддийские истории о воздаянии горем и счастьем за дурные и добрые дела (как в «Японских легендах о чудесах» конца VIII в.). Жанр сэцува не изобретен в Японии: для него есть образцы и в буддийском каноне, и в китайской буддийской словесности. Да и во всех странах буддийского мира можно встретить похожие назидательные истории — примеры «из жизни», подтверждающие учение Будды. Сборники рассказов могли составляться как подспорье для проповедников или как книги для чтения, понятные мирянам. В любом случае сэцува непременно занимательны, а не просто благочестивы, и примеров того, как не надо делать, в них не меньше чем образцов для подражания. И притчам, и сказкам, и анекдотам тут тоже находится место.
В японской литературе есть тематические сборники сэцува, например — о возрождении в Чистой земле будды Амида или о чудесах «Лотосовой сутры». Но чаще в собрания включали рассказы разного содержания. Особенно много сборников появляется в XII–XIII вв., в конце эпохи Хэйан и в эпоху Камакура. В эту пору политических потрясений ни государство, ни старинные знатные роды не могут уже так щедро оделять буддийские храмы, как раньше. Собственные храмовые угодья тоже отчасти утрачены в ходе междоусобных войн. Поэтому для храмов всё важнее становится привлекать жертвователей: пусть не самых богатых, но в большом числе. В ход идёт всё, что может быть полезно для проповеди, в том числе и, конечно, сэцува.
Составитель «Собрания песка и камней» — монах Мудзю: Итиэн (無住一円, 1226-1312), он же Мудзю: До:кё: 無住道暁. Он происходил из восточных земель острова Хонсю:, из воинского рода Кадзивара 梶原, доводился родичем печально знаменитому Кадзивара Кагэтоки (梶原景時, ок. 1140–1200) — тому самому человеку, который, как считается, оклеветал перед Минамото-но Ёритомо его брата, Минамото-но Ёсицунэ. В тринадцать лет Мудзю: стал служкой в одном из храмов близ города Камакура, вероятно, в Дзюфукудзи 寿福寺, а в восемнадцать лет принял монашество.
Главным учителем для Мудзю: стал Энни Бэннэн (円爾辨圓, 1202-1280). Этот наставник учился в Китае в 1235–1241 гг., причём освоил не только тексты китайского буддизма Чань (яп. Дзэн), но и новый извод конфуцианского учения, принадлежащий Чжу Си (朱熹, 1130-1200). В эпоху Камакура в Японии всё китайское было опять весьма востребовано: создавалась новая система власти, чиновническо-воинская, и идеи для её обустройства брались в том числе и из Китая — как когда-то в VII–VIII вв., когда японское государство строилось впервые. Энни получил признание и при государевом дворе в городе Хэйан, и в воинской ставке в Камакура. В западных работах по Дзэн об Энни если и пишут, то немного, но в японских источниках начиная с XIV в. его упоминают в паре с Эйсаем (栄西, 1141-1215), как одного из основателей Дзэн в Японии. Для Энни, как и для Эйсай, учение Дзэн вполне сочетается и с «тайным учением» Сингон, и с наставлениями школы Тэндай, и с почитанием «родных богов», и с конфуцианством, и с даосизмом. И эту разносторонность Мудзю: Итиэн перенял от своего учителя. В именах Энни и Итиэн знак 円, эн, — «круглый», «совершенный» — отсылает не только к пустому кругу, на котором сосредоточиваются приверженцы Дзэн, но и к «совершенному учению» Тэндай, которое учит собирать в едином созерцании все многообразные миры, и вообще к полноте, «округлости» буддийского Закона.
Вероятно, Мудзю: учился не только у Энни, но и у других наставников, как в восточных землях, так и в окрестностях города Хэйан, в старой столице Нара и в средней части острова Хонсю:, славной своими горными храмами. Круг его познаний, если судить по его книгам, оказывается очень широк: сюда входят и наставления разных буддийских школ, и предания о родных богах и истории многих храмов и святилищ, и стихи, и повседневная жизнь разных слоёв общества, от Государева двора до глухой деревни. Самое, пожалуй, привлекательное у Мудзю: — то, что обо всём этом он рассказывает запросто, не деля на высокое и низкое. Учёность свою он показывает с удовольствием, цитирует и буддийский канон, и китайских мудрецов, и японских поэтов. В то же время он не даёт забыть, что он — дзэнский монах, и для него не важны многие общепринятые условности: что пристойно, а что неприлично, над кем можно посмеиваться, а над кем не положено.


Страница из рукописи «Сясэкисю:»

В пору работы над «Собранием» Мудзю: жил в храме Тё:бодзи 長母寺 в Нагоя недалеко от То:кайдо:, главной тогдашней японской дороги — между городами Хэйан и Камакура, ближе к Камакура. Этот храм был основан ещё в 1179 г. (основатель — Ямада Сигэтада 山田重忠, ум. 1221), ему покровительствовала семья Ямада. К середине XIII в. храм пришёл в запустение, в 1263 г. его восстановили и пригласили Мудзю: заново открыть его.


Статуя Мудзю: Итиэна из храма Тё:бодзи

Кроме «Собрания песка и камней» Мудзю: составил «Собрание разных бесед» (雑談集, «Дзо:дансю:»), и «Зерцало для жён» (妻鏡, «Цума-кагами») — книгу наставлений для женщин.

Profile

shaseki

December 2011

S M T W T F S
    123
45678 910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 10:15 am
Powered by Dreamwidth Studios