[personal profile] shaseki

Предисловие

 

И грубые слова, и мягкие речи всякий раз возвращают нас к самому первому значению. Повседневная житейская суета — всё же не отвращает от истинного свойства вещей. Раз так — то, пожалуй, и я ввяжусь в пустую игру безумных слов, цветистых рассуждений: хочу вывести всех нас на чудесный путь, где едет колесница Будды. Наберу примеров из убогих дел мелкой, но близкой к нам жизни нынешнего века: хочу, чтобы все мы узнали глубокую основу, смысл победоносного Учения. Потому и продираю свои стариковские глаза, разминаю бездельные руки — и записываю подряд, что видывал и что слышал. Следую за тем, что на ум придёт, не разбираю, где в заливе Нанива тростник ёси, а где аси. Черпаю всё, а потом выжигаю, как соль из водорослей: так собираю и записываю.

 

Мне, старому учителю Закона, пора бы понять уже, что зло — в каждой из непостоянных мыслей, и испугаться: ведь каждый шаг приближает к тёмной дороге… И заготовить бы припас для дальнего странствия к Жёлтым родникам, наладить лодку, чтобы плыть через пучину бед и страданий… А я понапрасну собираю слова, где они только растут, веду перепись мирским пустым делам. И между тем — не жалею о нынешних днях и ночах, не стыжусь перед будущими мудрыми знатоками. Пусть это и похоже на бесполезную трату сил: глупые люди ведь не понимают, сколь велика польза от Закона Будды, не знают и глубины сердца богов — тех, кто милостиво смягчил своё сияние… Не разбирают люди различий между мудрым и глупым, в закономерности причин и последствий опять-таки не верят. Но я для них всё же либо привожу ясные записи из сутр и из трактатов, либо повторяю дошедшие до нас указания древних мудрецов. Чтобы вступить на этот путь, есть не один удобный способ. Чтобы раскрылось озарение, есть много причин и условий. Если понять их главную суть, то значения всех учений не расходятся между собою. Если подвижничать — то цели всех десятков тысяч упражнений равны!

Вот я и подбираю выдержки из учений — следуя ходу обыденных разговоров. Посреди житейских перепалок указываю — где в них есть и понимание, и подвижничество. Люди! Если кто это увидит — не отвергайте неуклюжих речей, поймите в них значение Закона! Не взыщите, что предмет смутен, — разберитесь в причинах и последствиях! Возьмите эту книгу как проводника, чтобы выйти из селения рождений и смертей, примите её за путевой указатель, чтобы добраться до города нирваны! Вот чего желал бы я, глупый старик.

Когда хотят добыть золото, собирают песок и промывают его. Когда желают получить драгоценность, выбирают камень и шлифуют. Потому моя книга и называется: «Собрание песка и камней». Всего в ней десять свитков, а глав больше сотни.

 

Составлено во второй год поры Расширения Спокойствия, в середине лета

Мудзю:, нищий из-под рощи

 

 

Примечания

 

Как часто бывает в дальневосточных книгах, предисловие гораздо больше насыщено отсылками и скрытыми цитатами, чем основной текст. Мудзю: здесь обозначает цели своего труда и сразу очерчивает свой круг чтения — чтобы читатель заранее начал вспоминать те книги, на которые составитель будет ссылаться в дальнейшем.

 

В первой фразе появляются два понятия из буддийских текстов: «первое значение» и «истинное свойство».

«Первое значение» 第一義, дайитиги, — отсылка к «Сутре о нирване» (涅槃経, «Нэхан-гё:», ТСД 12, № 374, 485а): «И грубые слова, и мягкие речи — все возвращают к первому значению». Вообще слово дайитиги можно перевести как «в собственном смысле». Например, «истина в первом значении» — это истина как таковая, в отличие от условных мирских истин. Итак, у любых людских речей, и грубых, и мягких, есть главное, настоящее значение, и оно совпадает с предельной истиной, о которой говорил Будда.

Здесь и дальше «ТСД» — издание буддийского канона: 大正新脩大藏經 Тайсё: синсю: дайдзо:кё: («Большое хранилище сутр, заново составленное в годы Тайсё:») Т. 1–100, Т., 1960–77.

«Истинное свойство», «истинный знак» 実相, дзиссо:, — отсылка к «Лотосовой сутре» (она же «Сутра о Цветке Лотоса Чудесной Дхармы»,кит. «Мяофа ляньхуа-цзин», яп. «Мё:хо: рэнгэ-кё:», санскр. «Саддхарма-пундарика-сутра», 蓮華, ТСД 9, № 262). В ней говорится об «истинном свойстве всех дхарм» — единой постоянной природе во всех сменяющих друг друга «дхармах», единицах познавательного опыта. Буддийское учение не рассматривает познаваемый мир сам по себе, отдельно от познающего сознания, и коль скоро человек по своей природе тождествен будде, то и истинное свойство его опыта, всех дхарм, — такое же, как у Дхармы, Закона Будды.

 

Ниже Мудзю: скрытыми цитатами указывает на два других своих больших источника помимо буддийского канона: на классическую китайскую словесность и на японскую поэзию.

 

«Безумные слова, цветистые рассуждения» 狂言綺語, кё:гэн киго, — обозначение светской изящной словесности в отличие от буддийской, восходит к китайскому поэту Бо Цзюйи 白居易 (772–846).

 

Нанива 難波 — залив и одноимённая ему гавань около современного О:сака. В древности и в средние века Нанива был главным портом на западной половине острова Хонсю:. Тростник, всюду в Японии называемый ёси (созвучно слову «хорошо»), на болотистых берегах залива Нанива местные жители называли аси (созвучно слову «плохо»). Этот тростник с двумя именами японские авторы вспоминают, когда рассуждают об относительности таких понятий, как «хорошее/дурное», «добро/зло».

 

«…как соль из водорослей» — у Мудзю: здесь слово мосиогуса 藻塩草, название водорослей, применяемых при добыче соли из морской воды. Это слово отсылает к классической японской поэзии. Вот пример из «Собрания мириад листьев» (万葉集, «Манъё:сю:», VIII в., № 935):

 

Слышал я, что в бухте там

Мацухо

Рыбачки есть,

Что в затишье поутру

Собирают на лугах

Водоросли-жемчуга,

А в затишье ввечеру

Жгут из водорослей соль…

(пер. А.Е. Глускиной)

 

Позже многие поэты вспоминают эти «солеварные водоросли». Например – Фудзивара-но Тэйка 藤原定家 (1162–1241), составитель сборника «Сто стихотворений ста поэтов» (百人一首, «Хякунин иссю», 1235 г., № 97):

 

Она не идет

«Жди», — мне шепчет Сосновая заводь

В вечерней тиши.

Жгут в солеварне травы.

Или сердце сгорает моё?

(пер. В.С. Сановича)

 

Слово мосиогуса стало постоянным эпитетом (макура-котоба) к слову каки-ацумару, «записывать и отбирать», «составлять собрание» (стихов, рассказов).

 

«Наставник Закона» 法師, хо:си, — буддийский монах.

 

«Жёлтые родники» 黄泉, Ко:сэн, в китайской картине мироздания — мир мёртвых.

 

«Смягчить своё сияния и уподобиться пыли» 和光同塵, вако: до:дзин, — слова из древней китайской «Книги о Пути и Доблести» 道徳経, «Дао-дэ цзин» (4). В ней так описано состояние, к которому приходит приверженец Пути, Дао. В Японии эти слова относят к богам ками, имея в виду, что боги пребывают в здешнем земном мире, хотя и не принадлежат ему. При этом одни авторы понимают выражение вако: до:дзин так, что свет свой смягчили будды и бодхисаттвы, желая помочь живым существам в мире страданий, и из этого их нисхождения в мирскую пыль получились боги: так обосновывают совместное почитание богов и будд. Другие, в том числе Мудзю:, говорят о том, что сами боги смягчают свой свет.

 

«…в закономерности причин и последствий опять-таки не верят» — то есть не признают буддийского закона причинно-следственной зависимости, объясняющего всякое событие в жизни человека как воздаяние за его прежние поступки: в этой жизни или в прошлых рождениях.

 

«Сутры и трактаты» 経論, кё:рон, — буддийские книги.

 

«Пора Расширения Спокойствия» 弘安 — второй (из двух) девиз правления государя Гоуда 後宇多, охватывает 1278–1288 годы. Второй год Ко:ан — 1279.

 

«Нищий» здесь — монах (по уставу все монахи должны жить подаянием). «Из-под рощи» 林下, рингэ, — принятое обозначение для монаха из такого храма, где передаётся учение Дзэн.



Оригинал, стр. 56–57:

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Оригинал, стр. 58–59:

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Profile

shaseki

December 2011

S M T W T F S
    123
45678 910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 29th, 2017 11:52 am
Powered by Dreamwidth Studios